Пн-Пт: 08:00-21:30 Сб: 08:00-20:00 info@tomocenter.com.ua
Пн-Пт: 08:00-21:30 Сб: 08:00-20:00 info@tomocenter.com.ua

Степан Крулько: «Операции при опухолях головы-шеи — одни из самых сложных вмешательств в онкохирургии»

Онкологический центр TomoClinic>Наши новости и статьи>Степан Крулько: «Операции при опухолях головы-шеи — одни из самых сложных вмешательств в онкохирургии»

Как и большинство онкологических заболеваний, рак органов головы и шеи требует комплексного подхода, применения нескольких методов. Один из важнейших этапов лечения — хирургическое вмешательство. Поскольку к раку головы-шеи относят разные формы опухолей в области гортани, горла, носа, полости рта, должна проводиться конкретная узкоспециализированная операция: полное удаление образования — причем часто с реконструкцией, чтобы свести к минимуму возможные внешние дефекты.
Поэтому оперативное лечение опухолей головы-шеи требует мощных знаний и навыков. Такие вмешательства — одни из самых сложных в онкохирургии, связаны с высоким риском из-за месторасположения образований. И чем больше операций проведет специалист, тем выше его квалификация, тем совершеннее его навыки. Это критически важно. Почему?

Объясняет главный врач нашего центра, хирург онко-отоларинголог Степан Крулько:

— Потому что нужна ювелирная точность исполнения, высокое хирургическое мастерство, специальные навыки. Например, когда речь идет об опухолях ротовой полости, нужно понимать, что в этой области объединены несколько смежных структур. Например, рядом с гайморовой пазухой находится глазной аппарат, к другим участкам близко подходят сосуды, которые поставляют кровь в головной мозг. А хирургу необходимо выполнить операцию так, чтобы достичь R0 краев резекции, то есть удалить опухоль полностью, без остатков в организме.

— Если нужно провести операцию на лице?

Думаю, всем понятно, насколько это важно и насколько сложны такие вмешательства. Для любого человека имеет значение, как его воспринимают окружающие, близкие, родные. Бывают очень нелегкие вмешательства и для хирурга, и для пациента — как физически, таки психологически: например, нужно удалить половину языка или верхней, или нижней челюсти с проведением пластических операций по дефекту. Вот почему я подчеркиваю, что высокие навыки, виртуозность приобретаются только с опытом, при большом количестве выполненных операций. Это узкая область хирургии, которая называется онко-отоларингологией, и специализация врачей направлена именно на опухоли головы-шеи, не включая головной мозг. Хотя бывают ситуации, когда мы привлекаем нейрохирургов, если образование расположено близко к мозгу, и оперируем совместно, командой.

В каких случаях нужна реконструкция и как можно помочь пациенту подготовиться к такому нелегкому этапу лечения?

При запущенных заболеваниях (продвинутых стадиях) необходимы пластические реконструктивные операции, чтобы минимизировать дефекты визуально. Кроме того, пациенту нужно помочь приспособиться к жизни, адаптировать его. Например, после операций на челюсти изменяется речевой аппарат, человеку приходится тяжело в общении, его бывает трудно понять. Поэтому мы взвешиваем все риски, обязательно обсуждаем с пациентом сложные моменты. Человек должен понимать, почему необходим именно такой объем вмешательства, чтобы полностью удалить опухоль. Ведь область головы-шеи ограничена, и не всегда можно провести операцию, не затронув смежный орган.

Много ли хирургов онко-отоларингологов в Украине? Кроме Вас, кто-то еще оперирует опухоли головы-шеи?

Насколько, мне известно, коллег «по цеху» у меня немного, около 45 в стране, что объяснимо, — уровень сложности операций в онко-отоларингологии можно сравнить только с уровнем в трансплантологии или в хирургии поджелудочной железы. Это тоже высокоспециализированные направления.

Если предстоит операция на органах головы-шеи, как пациенту принять решение, где лечиться и у кого?

Обязательно нужно узнать, сколько подобных вмешательств провел специалист, владеет ли он навыками реконструктивной хирургии, в том числе трансплантацией лоскутами. Главное, отнестись ответственно, получить как можно больше информации и грамотно ею распорядиться, потому что, еще раз подчеркиваю, — это одни из самых сложных вмешательств в онкохирургии.

Задать вопрос